22 августа

Platon

[b]О Путине[/b]

Меня послали в Москву в декабре прошлого года, чтобы я сфотографировал этого человека для обложки Time. Мне сказали, что он отказывается сниматься крупным планом. Но я победил. Я всегда побеждаю.

Мне пришлось провести неделю в гостиничном номере в ожидании. На пятый день черный BMW отвез меня на дачу Путина. Когда мы подъехали, был сильный снегопад. Кругом была туча охранников. Я был испуган до колик. Два часа они осматривали меня и мою камеру на холоде. К концу я уже просто трясся от холода и ужаса, из носа лило. Меня провели внутрь, посадили в комнату — и потом я ждал Путина восемь с половиной часов.

Наконец мне объявили: он готов, начинайте съемку немедленно. Вдруг Путин входит в комнату. Я говорю: «Здравствуйте» и мы пожимаем друг другу руки. Я говорю: «Вы любите Beatles?» Он говорит: «Да». Я говорю: «А какую песню больше всего?» Он говорит: «Yesterday». Я был так взволнован, что полуобнял его и говорю: «Вы самый лучший». Мы были равными в тот момент.

Я сказал ему: «Моя мама считает вас очень привлекательным». Он улыбнулся. Эту фотографию я сделал, разговаривая с ним о моей маме. П
Предыдущая
Следующая

Platon

[b]О Билле Клинтоне[/b]

Клинтона я тоже ждал в гостинице. Для этой съемки закрыли целый этаж. 8 часов я устанавливал оборудование. По улице ехало двадцать машин кортежа, в одной из них сидел президент. В комнате со мной находилась толпа вооруженных охранников. И вот я слышу: «Президент в здании». Потом «Президент остановился отдохнуть и выпить диетическую колу». Потом: «Он будет здесь через десять секунд. Десять-девять-восемь..»

Когда вошел Клинтон — у меня было ощущение, что вошел Элвис Пресли, только в строгом костюме. Вдали как будто заиграла музыка. Я ему сказал: «Покажите мне в камеру любовь». Все его советники вокруг стали шикать: «Господин президент, не слушайте его». А он поднял руку и говорит: «Спокойно, я знаю, что он имеет в виду». И стал смотреть в камеру с этим харизматичным, открытым выражением лица. Настоящая «клинтоновская магия»! В общем, это была фотография на обложку американского Esquire.

И вот через какое-то время смотрю я телевизор, и там показывают вдруг эту обложку. И комментатор говорит: «Отвратительное зрелище — мы все в шоке и ярости, что наш президент показан
Предыдущая
Следующая

Platon

[b]Об Оззи Осборне[/b]

Вот перед вами фотография крутого парня. Он, наверное, принял наркотиков в жизни больше, чем любой другой человек. Почему он плачет?

Ну вот — я его снимаю. Он весь такой жесткий, сильный. И тут я вдруг говорю: «Подумайте о любви к жене». И он начинает корчить в камеру гримасы и вдруг я вижу — у него слеза катится. Романтика всегда побеждает.
Предыдущая
Следующая

Platon

[b]О Монике Белуччи[/b]

Вот это — самая красивая женщина в мире. После моей жены, конечно.

В общем, захожу я в ее гримерочную. Сижу и жду. И входит Моника. У меня перехватывает дух. А она берет и все с себя снимает: сначала брюки, потом блузку, потом бюстгальтер. Я просто уже больше не могу. А она говорит: «Платон, я сейчас надену это платье — я хочу сфотографироваться в нем». Платье такое узкое, что две ее ассистентки — тоже прехорошенькие! — мажут ее маслом и только так им удается натянуть на нее платье.

В конце съемки я говорю: «А можно мне сфотографироваться с вами?» Она кивает, садится рядом, меня обнимает. Я чувствую — сейчас я с собой не справлюсь. Говорю: «Моника, да ведь я женат». И тут она наклоняется ко мне и прямо в ухо шепчет с придыханием, так ужасно сексуально — я до сих пор ее дыхание чувствую — «Не волнуйся, дорогой, я тоже замужем».
Предыдущая
Следующая

Platon

[b]О Памеле Андерсон[/b]

Когда она пришла в студию, я подумал — она же настоящий секс-символ Америки! Как бы это обозначить? В общем, купил американский флаг и ее в него завернул.

Читателям ничего не видно — она же снята со спины — но они мастера угадывать. В общем, в снимке есть какая-то тайна. Всем понравилось. Настоящий секс-символ! Таким она визуально в памяти и остается.

Только они не знают главного. Когда Памела пришла в студию, она была на пятом месяце беременности. Вот такая вот тайна. Ее мы и скрыли за флагом.
Предыдущая
Следующая

Platon

[b]О Нейле Янге[/b]

Вот сильный, талантливый человек. Популярен у нескольких поколений, включая и молодое. Работал с Бобом Диланом.

Я его спросил, фотографируя: «Как вы относитесь к критике? Вас же очень много критикуют!» А он и говорит: «Если ты настоящий художник и ты честен с самим собой и с публикой, ты не можешь ошибаться. Это и есть заслон от критики для самого себя — честность».

Это мне придало очень большой уверенности в себе и том, что я делаю. Мне кажется, это видно на снимке.
Предыдущая
Следующая

Platon

[b]О Хите Леджере[/b]

Когда я его фотографировал, он был в депрессии. У него была масса проблем с наркотиками. Он умер вскоре после съемки.

Очень странно вышло — это видно в его глазах. Они грустные. Но тогда я этого не видел. Вот так бывает — когда ты снимаешь, в кадр попадает что-то, что даже ты сам пока еще не видишь.
Предыдущая
Следующая

Platon

[b]О Шерил Кроу[/b]

О, я обожал Шерил Кроу. Для меня она была секс-символом.

Но когда она пришла ко мне, я увидел вовсе не секс-символ. Она была такой красивой, уязвимой леди, — только-только оправлялась после рака. На следующий день она должна была идти к врачу и узнавать результаты анализа — прошло ли лечение успешно.

И я ее спросил: «Если бы у вас было какое-то желание, которое вы могли бы донести до Бога — что бы вы попросили?» И она сказала: «Покоя! Господи. Можно мне покоя?» Вот тут я ее и щелкнул.
Предыдущая
Следующая

Platon

[b]О Дастине Хоффмане[/b]

Когда я отправился на съемки, друзья мне говорили: этот Хоффман, он трудный орешек, у тебя ничего не выйдет. Ну да ладно. У меня свои методы. Хотя с ним действительно было трудновато — и вокруг эти четыре стервы, его ассистентки, властные, опекающие.

В общем, мы встречаемся, я ему говорю: «Моя мама вас обожает, считает вас невообразимо привлекательным». А он смотрит на меня и спрашивает: «Что, правда? А где она живет?» Я отвечаю: «Она живет в Лондоне». И тут он вдруг говорит: «А мы можем ей позвонить?» Я в замешательстве смотрю на часы: «Вообще-то, сейчас она, наверное, как раз готовится ко сну». Ну, в общем, я набираю номер и говорю: «Мама, тут один человек хочет с тобой поговорить». Он берет трубку: «У вас есть тайный американский поклонник, и в следующий раз, когда я приеду в Лондон, я к вам обязательно приду». Моя мама отвечает: «А с кем я разговариваю?» Он говорит: «С Дастином Хоффманом». И тут моя мама начинает причитать: «О Господи, о Господи». Мы все слышим ее крики. Вот так я и заставил его улыбнуться.

Но у этой истории было продолжение. В конце съемки я ему говорю
Предыдущая
Следующая
Общий рейтинг: 7
Born in London in 1968, Platon was raised in the Greek Isles by his English mother, an art historian, and Greek father, an architect, until the age of seven when his family returned to London. He attended St. Martin's School of Art, and after receiving his BA with honors in Graphic Design, he was then awarded an MA in photography and fine art at the Royal College of Art, where one of his professors and mentors was the late John Hind, the creative director of British Vogue. While still a student, he received British Vogue's "Best up-and-coming Photographer" award in 1992, along with the opportunity to contribute both fashion and portrait images to the magazine.

Now an Englishman in New York, Platon left London in 1998 after spending a few years working for George, the magazine about politics and media culture founded by the late John F. Kennedy, Jr. Recruited to shoot for its premiere issue, Platon maintained a long-term relationship with the magazine and Kennedy, and this significant and incomparable introduction to American culture and politics included one of Platon's favorite assignments: a cross-country trip in order to document the 20 most fascinating men in America.

Since the early 1990s, Platon has continued to shoot portrait, fashion and documentary work for a range of international publications, including Time Magazine, The New Yorker, Rolling Stone, The New York Times Magazine, Vanity Fair, Harpers Bazaar, Esquire, GQ, Newsweek, Arena, The Face, i-D, The Sunday Telegraph, The Observer, and The Sunday Times. His advertising credits include campaigns for the Wall Street Journal, Motorola, Nike, Converse, Verizon, Vittel, Levi's, IBM, Rolex, Ray-Ban, Tanqueray, Kenneth Cole, Issey Miyake, Moschino, Timex and Bertelsmann among others.

In 2007 Platon photographed Russian Premier Vladimir Putin for Time Magazine's Person Of The Year Cover. This image was awarded the coveted 1 st prize at 2008 World Press Photo Contest.

Platon's first monograph "Platon's Republic", was published in 2004 by Phaidon Press. To coincide with its publication, he had solo portrait exhibitions at the Milk Gallery in New York and the Ex-Saatchi gallery in London. The same year, his first solo show of documentary work from around the world was held at the Leica Gallery in New York. His work also has been exhibited at Hamilton's Gallery in London, Spiral Hall in Tokyo, and Carla Sozzani Gallery in Milan.

Platon is represented worldwide by David Maloney, at Art Department in New York. He can be reached at (212) 925-4222 X108 or davidm@art-dept.com

Platon is based in New York where he lives with his wife and daughter.

Сайт: http://www.platonphoto.com/

Фотограф Платон — полу-англичанин, полу-грек. Возможно, это помогает ему соблюдать в своей работе баланс между отстраненностью, верно найденной дистанцией и интересом к людям. За свою карьеру он снял, наверное, всех ведущих политиков, актеров, музыкантов — и, несмотря на несомненную иронию его взгляда, почти никто не отказывает ему в съемке. Когда журнал Time назвал Владимира Путина «человеком года», именно Платона послали в Москву добывать снимок на обложку. С заданием он справился блестяще — его снимки стали причиной бурной полемики в отечественной прессе, а World Press Photo присудил ему первую премию в номинации «Портрет» 14.07.2008

 

Фотоконцепт 2019, поиск фотографов и фотомоделей
Связь с администрацией - info@sisols.ru

 

Разработка проектов на Yii/Yii2 | Ремонт автомобиля